fbpx

Корпоративные споры

Споры, связанные с регистрацией, ликвидацией, реорганизацией и изменениями в уставном капитале общества

Вадим Софищенко, Старший юрист BIRES

 

 

Зачастую при осуществлении хозяйственной деятельности между участниками корпоративных отношений возникают споры, связанные с деятельностью субъекта хозяйствования, собственниками которых они являются. Основные нормативно-правовые акты, которые регулируют корпоративные споры, – Гражданский кодекс Украины, Хозяйственный кодекс Украины, Законы Украины «Об акционерных обществах», «О хозяйственных обществах», «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований» и т. п. 

Исходя из содержания положений указанных выше нормативно-правовых актов, сторонами корпоративного спора могут быть юридическое лицо и его участник (учредитель, акционер, собственник, член), в частности выбывший участник, а также участники юридического лица. 

Следовательно, корпоративные споры можно разделить по их субъектному составу на возникающие: 
– между участниками юридического лица по поводу создания, деятельности, управления и 
прекращения деятельности такого юридического лица; 
– между юридическим лицом и его участником по поводу выплаты дивидендов, неисполнения решения собрания, признания недействительными учредительных документов и решений собрания и т. п.; 
– между выбывшим из состава юридического лица участником по поводу определения и взыскания причитающейся ему к уплате стоимости доли имущества юридического лица, о признании недействительными решений об исключении его из состава юридического лица, а также о признании недействительными других решений юридического лица, если эти решения приняты в период до выхода (исключения) участника и т. п. 

Общей чертой всех корпоративных споров являются подведомственность и подсудность. Именно хозяйственным судам подведомственны дела, возникающие из корпоративных отношений в спорах между юридическим лицом и его участниками (учредителями, акционерами, членами), в частности выбывшим участником, а также между участниками (учредителями, акционерами, членами) юридического лица, связанными с созданием, деятельностью, управлением и прекращением деятельности такого лица, кроме трудовых споров. 

Основным признаком наличия корпоративного спора является его предмет – наличие корпоративных прав. В отечественном законодательстве существует много определений этого термина, но можно также определить основные черты, характеризующие термин «корпоративные права», – совокупность имущественных и неимущественных прав владельца доли в уставном капитале юридического лица, которые включают право на участие в управлении, получении прибылей. 

Лицо становится носителем корпоративных прав с момента приобретения права собственности на акции для АО или с момента заключения договора (передачи доли по акту приемки-передачи) для ООО или ОДО. Именно момент обретения непосредственного участия в ООО был чуть ли не единственным спорным основанием при регистрации изменений к сведениям о юридическом лице, содержащимся в ЕГР. При этом судебная практика по этому вопросу не была устойчивой, а нормы ст. 89 Гражданского кодекса Украины суды трактовали неодинаково. 

Например, право непосредственного участия в ООО или ОДО было связано с личным неимущественным правом лица, а следовательно, автоматического приобретения статуса участника юридического лица на долю не происходило. Для реализации своего права лицу необходимо было приобрести статус участника, что непременно должно быть подтверждено соответствующим решением вышестоящего органа управления юридического лица, поскольку сведения об изменениях в составе участников подлежат обязательному внесению в единый государственный реестр. А основанием для внесения соответствующих изменений согласно ЗУ «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований» было именно соответствующее решение. Но на практике бывали случаи, что лицо, которое приобрело корпоративные права, фактически было лишено возможности получить статус участника, поскольку исковое требование об обязательстве провести общее собрание и включить в состав участников было бы невозможным для исполнения и с туманной реализацией. 

Тем не менее постоянный процесс обновления законодательства и приведения в соответствие к концептуальным подходам Европейского Союза в целях усовершенствования регулирования отношений, связанных с созданием, деятельностью и прекращением ООО и ОДО, почти исключил такие основания для корпоративного спора, поскольку современное законодательство об ООО и ОДО исключило дуализм в правовых позициях судов в решении вопросов о приобретении права непосредственного участия. 

Отдельным вопросом являются споры о прекращении юридического лица. В соответствии со ст. 104 ГК Украины юридическое лицо прекращается в результате реорганизации (слияния, присоединения, разделения, преобразования) или ликвидации. 

Необходимо подчеркнуть, что не относятся к корпоративным споры о признании недействительными учредительных документов и прекращении юридического лица по искам субъектов властных полномочий, осуществляющих контроль за деятельностью юридического лица, а также органов, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц. 

В соответствии с пп. 20.1.37 п. 20.17 ст. 20 Налогового кодекса Украины контролирующим органам предоставлено право обращаться в суд по поводу прекращения юридического лица и прекращения физическим лицом – предпринимателем предпринимательской деятельности и/или о признании недействительными учредительных (учредительских) документов субъектов хозяйствования. В качестве примера можно привести практику обращения в суд органов ГФС с административным иском о признании недействительными с момента регистрации учредительных документов и прекращении юридического лица на основании положений ст. 55 1 Хозяйственного кодекса Украины и наличия фактов по части второй ст. 205 Уголовного кодекса Украины. 

Согласно положениям ст. 33 ЗУ «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований» государственный регистратор также наделен правом обращения в суд для принятия мер по устранению выявленных нарушений в случае выявления государственным регистратором несоответствия законодательству проведенного регистрационного действия (кроме права приостановления рассмотрения документов и отказа в государственной регистрации).

Однако на практике такие случаи отсутствуют, а потому наличие права на обжалование у государственного регистратора имеет, скорее всего, декларативный характер, поскольку законом не предусмотрено оснований для обращения в суд. 
В таких случаях это публично-правовой спор, рассмотрение которого происходит по нормам Кодекса административного судопроизводства Украины и отнесено к компетенции административных судов. 

Одним из проблемных вопросов при реорганизации юридического лица является правопреемство, которое обоснованно выражается в необходимости определения именно материального правопреемника. 

Процедура реорганизации юридического лица является самостоятельным видом прекращения и имеет свои особенности в каждом конкретном виде реорганизации – выделе, слиянии, присоединении, разделении и преобразовании. В случае слияния, присоединения или преобразования юридического лица уполномоченный орган по прекращению составляет передаточный акт, в случае разделения – разделительный баланс, содержащие положения о правопреемстве имущества, права и обязанности, реестр кредиторов и дебиторов и т. п. Но подписание соответствующих актов не является фактом наличия правопреемства и требует наличия факта создания или прекращения юридического лица, который заключается во внесении соответствующих записей в государственный реестр. 

То есть все споры, связанные с реорганизацией, как правило, касаются правовых последствий, возникающих в связи с фактом реорганизации юридического лица, а именно: увольнение/перевод работников, расторжение договоров аренды и т. п. 

Однако зачастую под реорганизацией скрывается недружественное поглощение, являющееся «проклятьем» финансово успешных компаний. Наличие доступа к учредительным документам и оснований для проведения общего собрания участников является влиятельным рычагом для получения контроля над юридическим лицом даже у миноритарных собственников. 

Законом Украины «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований» определено, что решения, действия или бездействие государственного регистратора, субъекта государственной регистрации могут быть обжалованы в Министерство юстиции Украины и его территориальные органы (комиссию по вопросам рассмотрения жалоб в сфере государственной регистрации) или в суд. 

Еще одним путем прекращения является ликвидация юридического лица. Ликвидация происходит по решению собственника, по судебному решению, не связанному с банкротством, и путем банкротства. Причем ликвидация путем банкротства осуществляется с соблюдением норм специального нормативно-правового акта – Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», утрата силы которого произойдет 21 октября 2019 года на основании Кодекса Украины по процедурам банкротства. 

Огромное количество споров, связанных с ликвидацией, как раз возникают из банкротства юридического лица, поскольку в таком случае юридическое лицо имеет законные пути избавиться от денежных требований кредиторов. Однако указанные споры не относятся к категории корпоративных. Основные требования к суду в этом случае касаются, в основном, обжалования решения касательно приема заявления о возбуждении дела о банкротстве; рассмотрения требований кредиторов и утверждения их реестра; выявления, оценки и продажи имущества банкрота и т. п. 

Еще одним видом корпоративного спора являются споры, связанные с изменениями уставного капитала юридического лица. Изменения уставного капитала могут быть связаны либо с увеличением, либо с уменьшением его размера. Наиболее интересным моментом является именно уменьшение его размера, связанное с исключением участника, что было предметом многих судебных разбирательств. 
Статья 64 ЗУ «О хозяйственных обществах» содержала одиозную норму об исключении участника за «систематическое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей участником, или препятствование своими действиями достижению целей общества», которая была предметом многих судебных споров. Нередко указанная норма была инструментом рейдеров, поскольку исключение участника происходило по решению вышестоящего органа управления при наличии более 50 процентов общего количества голосов, то есть во внесудебном порядке. 

Однако со вступлением в силу ЗУ «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» этот вопрос кардинально изменен. Из законодательства исключены спорные нормы, вместо того оставлены более прозрачные основания – исключение в случае смерти и в случае неуплаты в течение установленного срока доли. 
Изменения в уставном капитале юридического лица, связанные с увеличением или уменьшением его размера, также влекли за собой многочисленные споры среди участников. 

«Размывание» долей, например, за счет увеличения уставного капитала путем осуществления взноса новым участником, было самой популярной схемой устранения других участников от управления обществом и уменьшения размера причитающихся им дивидендов. Использование подобных «законных» механизмов почти лишало других участников права на защиту своих прав. Принятие решения о включении или исключении лица из состава участников и увеличении уставного капитала общества является дискреционной функцией вышестоящего органа управления, а потому рассчитывать в таком случае на судебную защиту невозможно. 

Также основанием для споров всегда было и будет преимущественное право участника на приобретение продаваемой доли (части доли) другого участника. Несовершенство правового регулирования вопросов, связанных с практическим применением преимущественного права, успешно работало в недружественном секторе экономики, за счет чего между участниками общества нередко возникали конфликты. Неопределенные последствия, а также неустановленные прозрачные алгоритмы действия участника в случае нарушения его преимущественного права позволяли безнаказанно осуществлять преждевременные продажи корпоративных прав (отчуждение другим способом) и продажи на более выгодных условиях, чем предложенные участникам. 

Тем не менее постоянное движение к совершенству и принятие крайне важных нормативно-правовых актов, в частности законов Украины «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», существенно изменили правила функционирования наиболее популярных организационно-правовых форм юридических лиц в Украине и почти исключили самые распространенные основания корпоративных споров.